Что я думаю о командире Сорокине

Меня часто укоряют в том, что я, дескать, очерняю светлый образ офицеров и прапорщиков части, бросаю тень на саму часть, в которой всем так хорошо и счастливо служилось. В Одноклассниках особенно бесновалась женщина (имя не называю), которая ранее там служила. Она писала мне гневные письма с оскорблениями и бредовыми обвинениями. В общем, критиков у меня хватает.

Настало время расставить все точки над “i”, по крайней мере в вопросе о том, как я отношусь к месту, в котором прошли полтора года моей юности, и людям, с которыми меня там свела Судьба.

Первый, о ком мне хотелось бы сказать, это наш командир Сорокин Владимир Васильевич.

Владимир Васильевич Сорокин, часть 43008

Я очень уважаю его за то, что он был одним из самых порядочных людей в части, настоящим офицером и отцом всем нам, солдатам. Он многое делал для нас всех, но в некоторых вопросах почему-то не мог достичь прогресса, о чем я часто пишу. Я ни в чем его никогда не обвиняю. А просто констатирую очевидные факты, о которых молчать не имею права.

Вот вы спрашиваете, почему бы не забыть весь негатив и писать только о хорошем? Ведь хорошего в части все равно было больше. Согласен, хорошего было больше. Но наша жизнь состоит из светлых и темных лоскутков, радости и боли, взлетов и падения. И одна полярность без другой не имеет никакой ценности. Вот почему так важно говорить правду о том, что же было в нашей армейской жизни. Чтобы не обманывать себя и окружающих, лакируя реальность фальшивыми соплями на тему “Какая наша часть была замечательная”…

Владимир Васильевич, я уверен, и сам сейчас понимает, что многое в годы его командирства шло не так. Дедовщину он душил обеими руками, но так и не искоренил, видимо потому, что на ней стояла вся советская и потом российская армия. Молодняк в части 43008 били. Чтобы не было видно синяков – пробивали “лося” в голову через скрещенные руки жертвы. Пинали по ногам, что было весьма болезненно. Поднимали по ночам и издевались. Например, весь строй молодых солдат заставляли падать по команде “Газы” и шевелить руками-ногами, изображая дохнущих тараканов. По прибытии в часть я отказался выполнять эту команду (Леша Болдырев подтвердит), и деды наказали меня тем, что трое суток подряд ставили в наряды – на тумбочку дневальным. Командиров нисколько не удивляло, что молодой ходит все время в наряды. А знаете почему? Потому что они потворствовали дедам.

Вспоминаю того же рядового Лебедикова, который разбил пах своему сослуживцу и в наказание всего лишь был переведен в другую часть. Вам нужны еще примеры?

В середине 90-х в части 43008 были проблемы с материальным обеспечением солдат. Сапоги и униформу порою приходилось покупать у прапорщиков. Я лично это делал, о чем писал уже. Но разве это нормально? Моя мама с трудом нашла для меня эти деньги, потому что материальное положение моей семьи в то время оставляло желать лучшего. Но мне, помнится, было стыдно вообще просить у матери деньги на сапоги. Долго не решался. Но ходить с дырой в сапоге было холодно и стыдно, поэтому пришлось писать маме, а когда деньги пришли – идти к нашему прапорщику Ч. и покупать у него новую пару. Я согласен: армия – суровая школа, там без соплей. Но, извините, уж сапогами-то моя родная армия должна была бы меня обеспечить! А тут откровенный беспредел: мать вырастила сына, отправила его служить и еще сверху денег дала, чтобы он там сапоги себе купил и форму.

Мог ли что-либо сделать в этой ситуации Владимир Васильевич? Трудно сказать. Но должен был бы. В лепешку разбиться, но сделать. Но что-то ему помешало.

Проблем в части было очень много. Не только деды, но и некоторые офицеры и прапорщики добавляли маразма в жизнь части. Командировки солдат в город по их личным делам – были. Работа на генеральских и офицерских дачах, возможно, тоже. Самодурство в обращении с солдатами – изредка, но случалось. Например, однажды я попал на губу по ложному обвинению майора (тоже писал об этом). Спасибо капитану Кутузову, ротному нашему, что не поверил ложному доносу.

Время что-ли было такое, кривое. Армия дышала на ладан, а часть наша шла в том же полудохлом фарватере. Но будем справедливы: Владимир Васильевич в целом удерживал ситуацию под контролем. В части никого откровенно не убивали, за что ему большое человеческое спасибо.

Светлого было много, но в основном это связано с очень узким кругом лиц, твоих сослуживцев, с которыми ты тянешь одну и ту же лямку всех невзгод. Таковых наберется едва ли 1% от всего личного состава, вот они-то, золотые люди, и заставляют нас вспоминать армию добрыми словами. И забывать обо всем негативе, который там был.

Человеческой памяти вообще свойственно забывать плохое и цепляться за то малое, но хорошее и светлое. Поэтому не вводите себя в заблуждение: в армии абсолютно всем тяжело, неуютно и некомфортно. Это мужская и довольно-таки агрессивная среда, где априори не может быть никому хорошо. Армия по большей части калечит судьбы, но не воспитывает пацанов. И вам крупно повезло, если служба откровенно не снесла вам крышу.

Предвижу, что эти мои слова вызовут новую волну негатива в мой адрес. Пожалуйста, аргументируйте свои выводы обо мне. Комментарии типа “Сам дурак” не принимаю, поскольку с детьми и ущербными на серьезные темы никогда принципиально не разговариваю.

И еще: все, что я здесь написал – это мое сугубо личное мнение. Не претендую на абсолютную правду. Готов извиниться, если кого-то незаслуженно обидел. Просто расскажите мне, в чем я оказался не прав. Про мое отношение к командиру Сорокину, надеюсь, вы все поняли. Уважаю его, хороший мужик, хотя мог бы сделать для своих подчиненных гораздо больше. Все.

И еще чуть-чуть. С гневными женщинами мне собачиться не с руки, я вообще к прекрасному полу отношусь хорошо и снисходительно, прощая им их закидоны. Но не могу не заметить (лишь заметить), что служить при штабе гражданским специалистом и быть подневольным молодым солдатом в казарме – это разные вещи.

 

Прочитано 1503 раз (а)! Спасибо и Вам!

Комментарии 2

  • Один вопрос к солдатику: – А что ты сам лично сделал для того, что бы поддержать командира части? Даже, спустя столько лет, не можешь назвать фамилию того прапорщика. А всего лишь буква Ч. В том то вся и беда не только прошлой армии, но и современной системы. В нас коренным образом засело понятие “стукачество”, благодаря которому мы сами готовы страдать, но подлеца к ответу не призовем.
    А я вот знаю, например, Сорокина В.В. не со стороны солдатской скамьи. Имел счастье служить под его командованием в качестве офицера. И несмотря на то, что в разные отношения вступали мы с Владимиром Васильевичем, во многом я держал на него обиды, считая, что в чем то он не держит принципиальный подход, а полагается на свои какие то личные чувства, но тем не менее отношусь до сих пор к нему, как к исключительно порядочному человеку. Вы правы, негатив во многом затерся, осталось в памяти лишь светлое и хорошее.
    Помню, как два доблестных военных строителя (в Теплом стане служили тогда), почему то решили, что они на танковом полигоне сражаются с армией генерала Гудериана. Сбежав в самовольную отлучку, доехали партизанскими тропами до Бутово (там был строительный объект), запустили трактор-бульдозер и, не доехав до командного пункта немцев, затерявшегося в миражах сладкой самогонки, совсем немного, утопили доблестный Т-34 (в миру ДТ-55) в ближайшем болоте.
    Так вот майор Сорокин договорился с Таманской бригадой, взял два “Урала” и поехал в Бутово. Но усилия оказались тщетными. Тогда вернулись к таманцам и взяли тягач с танком. В итоге, мы победили Гудериана. Солдатики, конечно же, были доставлены в казармы … Но никто не узнал об этом происшествии.
    Да и много таких примеров о Сорокине В.В. могу привести. Одним словом, отличный мужик. Но он не Дон Кихот, что бы в одиночку воевать с системой.

    • Игорь Геннадьевич, добрый день, с вами мы на брудершафт, извините, не пили, поэтому извольте обращаться ко мне на вы. Спасибо.

      По поводу Владимира Васильевича я высказался очень корректно, уважительно, и создав этот сайт, я многое сделал для всех служивших в в/ч 43008, а не только для одного человека. Уж командир наш Сорокин не нуждается в помощи, это точно. Мужик он крепкий, властный. Сам за себя может постоять. И ответить в комментариях, если захочет.

      По поводу системы, здесь я с вами не согласен. Командир Сорокин во вверенном ему подразделении обязан с ней бороться. С той же дедовщиной, воровством. И отдадим ему должное, он это делал. Но не без ошибок. К примеру, один солдат разбил яйца другому, потому что был отморозком и больным человеком. Его надо было сажать в армейскую тюрьму. Но командир перевел его в другую часть, где отморозок продолжал “служить”.

      Почему такие факты прикрывались. Потому что в армии не принято выносить сор из избы. Потому что есть вышестоящее начальство. Потому что дороги свои погоны. Потому что есть судьбы самих ребят, пацанвы по большому счету. Много всяких причин.

      Нужно ли об этом говорить сейчас? Думаю, нужно, чтобы не превозносить никого, а воздавать по реальным заслугам.

      А насчет прапорщика на букву Ч. – тут нельзя лицемерить. Можно догадаться, кто это без особого труда. Поверьте, кто надо – уже догадался. И знал о его делишках. Но молчал. Или прикрывал. Или участвовал. Но это уже совсем другая история. Юридическая. Не моя тема.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.